Ученые некрасиво поспорили об эффективности российской и белоруской системы здравоохранения

   Неприятный инцидент случился в среду на международной онлайн-конференции, которую проводили Российская академия наук и Национальная академия наук Белоруссии. Разговор наших и белорусских ученых шел о фундаментальных, клинических и экономических аспектах коронавирусной инфекции.

   Все шло чинно и благородно, пока в самом конце, на «экономике» не случился взрыв: ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова раскритиковала современную организацию российского здравоохранения, поставив ей в пример организацию здравоохранения в Белоруссии. Ей почти оскорбительным тоном ответил политик, экс-глава Госсанэпиднадзора РФ Геннадий Онищенко.

  Удивительно, но при том, что у России и Белоруссии были разные подходы к организации эпидемиологических мероприятий в условиях пандемии COVID-19 (как мы знаем, Белоруссия не объявляла режима самоизоляции), цифры летальности и смертности на определенное количество населения в двух странах оказались примерно схожими, в России по некоторым пунктам даже чуточку выше. Успехи здравоохранения нашего ближайшего соседа еще более приводят в изумление тем, что Белоруссия выделяет на 30% меньше средств ВВП на душу населения, чем наша страна. Оказалось, что количество выделенных денег немаловажно, но не всегда является окончательным залогом успеха, – гораздо важнее правильное их распределение.

  Начала Гузель Эрнстовна с того, что подвела сравнительный итог: с каким ресурсом Россия и Белоруссия пришли к началу эпидемии CОVID-19. Такой ключевой показатель здоровья населения, как ожидаемая продолжительность жизни (ОПЖ) в России на 1,3 года ниже, чем в Белоруссии (в России ОПЖ составляет 72,9 года, в Белоруссии – 74,2 года). Младенческая смертность у нас аж в два(!) раза выше, чем в Белоруссии, коэффициент смертности от болезней кровообращения на 17% ниже, а вот от онкологии — на 9 % выше.

   Уступает Россия Белоруссии и по смертности от инфекционных заболеваний – в 2,2 раза.

   Подушевые расходы на здравоохранение в России на 13% превышают таковые в Белоруссии. Но при этом, если подводить промежуточный итог по противоэпидемическим мероприятиям, то Белоруссия выглядит более презентабельно.

– В России самое большое число диагностических тестов в расчете на 1 миллион населения, но число выявленных случаев инфицирования на тот же миллион больше в Белоруссии (3243 и 5495 человек соответственно). При этом летальность (отношение числа умерших к числу зараженных) от COVID-19 в России составляет1,3%, в Белоруссии — 0,6%.

  Смертность от коронавируса на 100 тысяч населения у нас опять немного выше — 4,1 против 3,1, – приводит статистические данные Улумбекова.

  Как же удается Белоруссии обгонять Россию по показателям здоровья населения при близкой распространенности факторов риска здоровью и почти одинаковых расходах?

  – Белоруссия тратила деньги более эффективно, чем Россия, – делает вывод спикер. – Там сохранена централизованная система управления и финансирования здравоохранением, которая является менее затратной чем наша модель ОМС. Государственные медицинские организации финансируются по смете. Также в соседней республике сохранена доступная первичная медико-санитарная помощь, есть резерв врачей и коек. Белорусы не проводили оптимизацию, которую, к сожалению, сделали мы. К тому же санитарно-эпидемиологическая служба находится там в системе министерства.

  Главными проблемами российского здравоохранения ректор назвала:

– дефицит медицинских кадров, особенно в первичном звене — в малых городах и на селе;

– низкие зарплаты медперсонала и низкое финансирование;

– необоснованные проверки;

– необеспеченность ресурсами;

– не оптимальная рыночная модель финансирования, разрушающая стройную систему

маршрутизации пациентов;

– недофинансирование высший школы и медицинской науки, что отражается на качестве медицинских кадров.

А как хорошо было бы, по словам Улумбековой, создать единую вертикаль управления здравоохранения во главе с Минздравом РФ, увеличить государственные расходы на здравоохранение до 6% ВВП, восстановить бюджетное финансирование, ликвидировав систему ОМС, установить единые базовые оклады медикам по всей стране: для врачей — не менее 4 федеральных МРОТ , для среднего медперсонала — не менее 2 МРОТ, увеличить финансирование меднауки в 3 раза- до 0,12% ВВП и создать систему общего медицинского обеспечения.

  Речь Улумбековой вызвала неожиданно резкую реакцию со стороны экс- санитарного врача страны Геннадия Онищенко. Ему не понравился ее выпад в сторону Роспотребнадзора, который, по ее мнению, должен войти в единую вертикаль под руководством Минздрава РФ:

  – Это ваше личное не научное мнение, – сказал он доктору медицинских наук. – Не вы тот специалист, который будет рассуждать о месте и роли Роспотребнадзора.

   Онищенко так же был недоволен приведенными цифрами финансирования на душу населения:

  – У меня вопрос: а в США каково финансирование на душу населения? И может ли это быть критерием оценки качества здравоохранения?

  Улумбекова напомнила, что в своем докладе она приводила и другие критерии, в частности, ожидаемую продолжительность жизни и ряд других немаловажных факторов, однако Онищенко одернул ее:

– Не читайте мне лекций! Я профессор, академик и первый заместитель министра был…

   Нелицеприятные препирания не слишком красиво выглядели на фоне официального мероприятия. Присутствующим, как со стороны РАН, так и НАН Белоруссии было явно неловко.

https://www.mk.ru/science/2020/06/10/uchenye-nekrasivo-posporili-ob-effektivnosti-rossiyskoy-i-beloruskoy-sistemy-zdravookhraneniya.html

You may also like...